грузим список сообщений!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Хотите что-то отписать? Тогда авторизуйтесь

Посетителей нет.

Pokep.KZ - Рок Портал Казахстана
Главная arrow Группы KZ
Ultima Ratio
Главная > Астана > Ultima Ratio
Редактора нет
wrewfdsf.jpg
 
Жанр: Ultima Metal
Годы существования: 2009 - по сегодняшний день
Официальный сайт: http://www.ultimametal.org
Город: Астана

Состав:

Мстислав Klassik Жигало - вокал, гитара
Антоний Kanzeron Ратушняк - лидер-гитара
Алексей Steppenwolf Шейнин - гитара
Сергей BaZZooKa Шмаков - бас
Семён ZombieSCORE Роговский - ударные.


Биография:

Часть 1. Ab incunabulis

Итак, с чего же начинается история группы? Со дня её образования? Как бы не так! История группы начинается с рождения её участников. Итак, начнём сие повествование с рождения лидеров UR - Канцерона и Классика.

Ратушняк "Канцерон" Антон (Антоний) Владимирович родился 19 февраля 1990 года в селе Вячеславка. С детства отличался тягой к знаниям. Комментарии самого Антония (в дальнейшем просто А):
 - Первые четырнадцать лет моей жизни были довольно скучны и однообразны. С малых лет меня приучили быть прилежным и послушным, поэтому первые восемь классов я был отличником. Ну, а затем, когда началось активное формирование собственного характера, эта послушность и прилежность куда-то делась :). Я вообще смутно помню своё детство, лишь определённые яркие моменты. До того, как начал увлекаться музыкой, я, в принципе, ничем не отличался от своих сверстников, разве что был начитанней их. Я любил книжки разнообразные, энциклопедии, а остальные предпочитали книжкам более активный отдых. И друзей у меня было немного, особенно друзей с общими интересами. Но когда мне было где-то 8 лет, к нашей семье приехали родственники - сестра моего отца со своим сыном. Сына этого звали Стас. Сначала мы немного стеснялись друг друга. Ну а затем сдружились в тот же вечер очень крепко, так как у нас были довольно общие интересы. Мне он сразу запомнился своими пошлыми шуточками и анекдотами, которые постоянно травил".

Итак, тогда и произошло знакомство Антона со своим двоюродным братом Стасом. А:
 - С тех пор он приезжал к бабушке в соседний колхоз каждое лето, и мы там очень весело проводили время. Что мы только не выдумывали! Одно время мы занимались коллекционированием насекомых, потом делали какие-то кирпично-плёночные, засады на дороге, плавили свинец, шили военную форму для себя (и переделывали погоны сержанта в погоны майора), затем, когда были уже постарше, мы даже хотели сделать миниатюрный самолёт на дистанционном управлении!
Но у нас наших начинаний была одна особенность - мы никогда не доводили свои дела до конца. Ещё помню, что мы чертили различные карты для самодельных настольных игр. Помнится, что мы однажды начертили карту всей Европы. Мы вообще любили географию, и, бывало, ночами играли в "Города". Активный отдых тоже не оставался в стороне - бывало, что мы свежекупленный футбольный мяч убивали за неделю. Любимой игрой у нас было "Одно касание". Весь день по колхозу эхом разносились звуки от ударов нашего мяча об железные врата гаража. Какое-то время ходили на футбольные тренировки на стадион, я был вратарём кстати. Но желание играть в футбол мне отбили ударом мяча по ладони, да так, что в области что-то хрустнуло и я какое-то время ходил с забинтованной рукой.
Ещё мы увлекались астрономией. Бывало, залезем на стог сена, и смотрим часами на звёздное небо. Мда, ничего нет грандиознее звёздного неба... Затем Стас, как всегда, метнулся к другому увлечению, а у меня тяга к астрономии осталась и по сей день.
Первую свою русскорокную кассету я купил на базаре за 100 тенге. Это был Альбом ДДТ "Единочество II. Живой". Сразу же я купил сборник песен Агаты Кристи. Короче, в моей жизни началась новая эпоха - эпоха увлечения роком. Затем у меня появилась кассеты Алисы - "Тринадцать" и сборник песен "Легенды русского рока".
А тут ещё Стас неожиданно осенью приехал, привезя с собой штук пять альбомов Nautilus Pompilius и одну кассету ДДТ. Сначала я довольно настороженно отнёсся к Наутилусу - я привык к более гитарной музыке, а музыка Наутилуса мне казалась слишком насыщенной синтезаторами. Короче, мы сделали такой собственный сборник "Бест оф зе Бест" Наутилуса и я начал к нему прислушиваться. Стас уехал домой в Экибастуз, у меня же жизнь пошла своим привычным чередом: учился слушал новые кассеты до дыр и ещё много чего делал.
На следующее лето опять приехал Стас со своей обновлённой кассетной коллекцией. У него тогда уже были почти все альбомы Наутилуса, и я, недолго думая, переписал их всех. Причём снабдил самонарисованными обложками, а в некоторых обложках даже содержались все тексты песен альбома, написанные мельчайшим почерком. Помню я тогда зафанател от альбома "Наугад". Стасу же жутко нравился "Яблокитай", я же этот альбом не переваривал. Мы сидели и целыми днями переписывали эти альбомы, кассета за кассетой. Кстати, у меня был хороший музыкальный центр "Recor", который мы очень активно эксплуатировали. Словом, было весело :).

Комментарии М:
- Мои частые перемены в увлечениях обоснованы тем, что на какой-то стадии я задавался вопросом: "Зачем я этим занимаюсь, какой от этого толк?". Вот каждый раз. Основная проблема моей головы в том, что я ищу смысл собственного существования, и этот факт мне покоя не дает. По всей видимости А это не мучает, я его могу в праве считать счастливым человеком.
Моё серьёзное увлечение роком началось с Rammstein, где-то в классе шестом-седьмом. Я вообще был первым человеком в музыке, который стал слушать столь тяжёлую музыку. Позже раммштайномания захлестнула всю Вячеславку. Затем я слушал панк, альтернативу всякую... Потом мне всё это надоело и в классе 8-9 я переключился только на русский рок.

Вот так жизнь А и М кардинально изменилась. Учёба уступила место музыке.

Часть 2. Columbarium

Итак, в сознание А и М был успешно внедрён рок, на дворе - 2005 год, и у А появляется собственный компьютер, чему он был несравненно рад (но это уже другая история), и внезапно М и А додумались, что при помощи компьютера можно сочинять музыку! А:
 - Ну, возможно, мы додумались до этого на самом деле не так внезапно. Первый месяц и дни напролёт пропадал возле компьютера, осваивая свои практические навыки (а за год до этого я взял энциклопедию какую-то компьютерную и полностью её выучил, этот год я бредил компьютером) и желая его набить нужной и ненужной информацией. В июле 2005 года ко мне в раки попал диск с различными музыкальными программами. Среди прочих программ там находилась программа под названием Melody Assistant, там можно было извлекать различные звуки посредством проигрывания собственноручно поставленных нот. Звучание инструментов в этой программе было ужасным, но тогда оно нам казалось прекрасным - это ж какое чудо, создать песню, не имея играть на нормальном инструменте! Короче, мы со Стасом додумались, что мы можем написать текстов пачку и сочинить к этим текстам музыку, и получатся собственносочинённые песни. Решение создать альбом мы приняли, находясь на картофельном огороде и занимаясь истреблением сорняков. О, мы были очень окрылены этой идеей. Там же Стас сочинил пару строк для первой песни. Она называлась "Ночь". Как только мы пришли с огорода, мы сели и написали текст к этой песне. Сейчас я уже не помню ни строчки из этой песни, но помню мотив, ломаный такой.
Следующим нашим шагом было придумать название. И тогда каким-то чудесным способом к нам в руки попал словарь иностранных терминов (кстати, лучше книжку для изъятия названия для группы не найти). И приглянулось нам словечко "Columbarium". Довольно угнетающее название для группы, желающей играть русский рок, не правда ли? :) Металлистам оно подошло бы лучше (объявилась такая группа - подробности далее). И вот в течении нескольких недель мы создавали новые хиты (как нам казалось), было готово, насколько я помню, 11 песен. Альбом предполагалось назвать Ностальгия по СССР, главным образом из-за "хита" СССР, который был центральной композицией альбома. Ещё там была песня про революцию 1917 года - Семнадцатый... Также альбом содержал такие песни, как: Вишнёвка - про зону (!), расположенную в соседнем насёленном пункте; Грязные люди - про грязных людей; Поезд в ад - "ооое, этот поезд прямо в ад, уууе, каждый сам себе здесь брат" - и всё в этом духе; какая-то инструментальная песня, не помню названия; Человек из ниоткуда - про маньяка; Крещенские морозы - спросите сами у Мстислава, курил ли он траву, когда писал её; Развал - самый нормальный текст из этого альбома - про развал СССР. Были ещё какие-то песни, не помню, какие. Но забавных воспоминаний про период сочинения песен для Ностальгии... Помню много. Помню, что в песне Развал у нас был хор компьютерный записан, и Стас указал на обложке альбома, что нам подпевает хор МВД г. Астана :). Помню, что он записал все партии вокала, а мои партии вокала мы никак не могли записать: во первых, я совершенно я не умел петь, во-вторых, я очень стеснялся петь - вдруг кто увидит, как я своим нестройным голосом пою наши глупые тексты :).
Бывало, сядем на кухне у бабушки, да как сочиним новый текст. Так, например, появился текст Развал - за один присест. Что интересно: тогда мы совершенно не задумывались о возможности покупки настоящего инструмента и обучении игры на нём. Нас особо не напрягал звук компьютерных гитар. Куда важнее для нас было впихнуть в альбом как можно больше песен. И это неудивительно, учитывая нулевой опыт сочинения песен. И вообще, сочинить и записать нормальный рок только при помощи компьютера практически нереально. Хоть альбом не сохранился, я нисколько не жалею по поводу утраченного времени на сочинение тех наивных песен.
В общем, альбом всё-таки вышел, только кроме нескольких текстов ничего не сохранилось, а жаль - очень забавно было бы сейчас послушать песни тех лет.

Что-то определённо изменилось. Теперь в жизнь А и М вошло Творчество в лице сочинения новых песен. И хоть пока они не имели возможности писать нормальную музыку, они имели возможность сочинять несметное количество текстов. И если в прошлые года М уезжал из Вячеславки просто с определёнными впечатлениями от лета, проведённого в колхозе, то теперь он уезжает с твёрдой целью подготовить материал для следующего альбома. А был настроен не менее серьёзно.

Часть 3. Ab hoc et ab hoc

Итак, наступило лето 2006 года. М приезжает к А не с пустыми руками. Он привозит с собой... настоящую акустическую гитару! А в шоке. А:
 - Я сидел за компьютером, слушал музыку и ещё что-то делал, когда ко мне подошла мать и сказала, что Стас приехал. Ну, я не стал дожидаться, пока он ко мне придёт, и пошёл сам до бабушки, где он и находился. Захожу, здороваюсь с ним, а он меня ведёт сразу в зал, что-то показать хочет значит. Захожу я и вижу гитару - что-что, а гитару я увидеть никоим образом не ожидал. Стас говорит, что выучил несколько аккордов и сочинил парочку песен. И прямо там, сидя на диване, он и сыграл свою песню. Называлась она С тобой. Да, я был в шоке - ну Стас даёт! Тогда я думал, что научиться играть на гитаре могут лишь избранные, а простым смертным это не дано. И тут Стас говорит, что месяц назад купил гитару и сочинил уже две песни - это ж талант, несомненно! У меня даже в мыслях не было тоже научиться играть на гитаре. Тогда я просто восхищался его талантом :).

М: Я точно тот  день не помню, но мне кажется, что  А здесь приверает.  Когда я приехал, доходило до того, что я ожидал его прихода часами. А потом потеряв терпения сам шел к нему. С тобой игралась, но мне кажется, что только через месяц он ее услышал. На гитаре учится играть он только начал спустя полтора месяца, я не знаю, чем вызванна такая задержка.

В свою очередь А говорит, что у него есть другая программа, получше, и в ней песни покруче можно сочинить. Программа та называлась FL Studio. М и А сразу приступили к сочинению песен для будущего альбома. Но это у них получалось не очень хорошо. А:
 - Когда он приехал со своей гитарой, мы были полны энтузиазма. Стас привёз с собой толстую тетрадку, почти полную забитую новыми текстами. Также в этой тетрадке содержались планы по будущим альбомам, даже обложки для них были нарисованы. Там были записаны такие тексты, как Запах войны, На дне, Наша музыка, Необетованная страна, Пёс-смерть, Сибирь и другие (см. раздел Тексты). Но в процессе работы над новым альбомом выяснилось, что Стас не особо горит желанием использовать свои текстовые наработки в новом альбоме, и чо он хочет сочинить новые тексты. Тогда нами были написаны такие песни, как Кабан-попсист, Крыша, Похождения лунафилиста и Смерть поэта. Работа шла просто черепашьими темпами, главным образом из-за того, что у нас не хватало мозгов сочинить хоть что-нибудь стоящее в плане музыки. И к концу августа обнаружилось, что у нас готова лишь одна композиция - "Сибирь". Это означало, что никакой альбом этим летом у нас не выйдет и мы не способны ничего в никакой программе сочинить. Это очень нас расстроило.
Ещё одной нашей фишкой того времени было выдавать желаемое за действительное. В то время у нас даже были какие-то наработки для сайта. В частности, была написанная история группы, в которой половина текста - наглейшая ложь. Вот эта история (курсивом будет отмечена ложь, в [квадратных скобках] - примечания):
 "Жизнь группы достаточно бурная, поэтому и её история немаленькая. Точной дата образования коллектива нет, даже трудно назвать месяц, но если нам  не изменяет память, это  был июнь 2005  года. Именно тогда приехал в село Вячеславка  (Акмолинская  область, Казахстан), хотя  и не впервый раз, Жигало "Коммунист" Станислав  с идеей создать рок-группу. Эту идею поддержал Ратушняк Антон. За названием коллектива дело не стояло, сразу же Антон предложил название "Columbarium". Собственно,  это и стало образование группы.  Всё лето была напряжённая работа над первым альбомом, который был назван "Ностальгия по СССР", в него вошло немного композиций, а если быть точнее 11. Работа над ним была окончена в конце августа этого же года, но несмотря на это, он так до сих пор не увидел свет. Сам альбом, скорей всего, нельзя назвать удачной работой, ведь на тот момент группу составляли всего Ратушняк А. (гитара) и Жигало С. (ак. гитара), собственно они были как и исполнителями, так и авторами музыки и стихов. В своё время стихи не могли похвастаться свои смыслом [мягко сказано]. Пол-альбома было укомплектовано настоящими боевиками - это "СССР", "Семнадцатый", "Вишнёвка", "Человек из ниоткуда", "Грязные люди". Коллектив надеется переиздать этот альбом в  будущем. Сейчас Columbarium может порадовать всех ценителей настоящего русского рока, новоиспечённым альбомом "Мы там, где нас нет" [не путать с альбомом Последнего Рубежа 2007 года]. В его записи было очень много трудностей, во-первых, остро стояла проблема нехватки музыкантов, во-вторых, надо было организовать студийный процесс, но что крайне не хватало денег, именно поэтому альбом был создан на квартире у Ратушняка Антона [он вообще нигде не был создан]. Теперь вернёмся непосредственно к тому, как мы нашли музыкантов. В первую очередь был приглашён ранее негде не принимавший участие Гарипов Никита (ударные) [двоюродный брат А. Кстати, он неплохо стучал киллограммовыми железными палочками по фильтрам от КАМАЗа, но не в тему], он в данное время безработный в колхозе Волгодоновка (та же область). Следующий влился в коллектив забросивший школу Поваляев Евгений (клавишные) [двоюродный брат А. и М. Про школу - правда, а про клавиши - нет. Более того, он даже не представлял, как называется проект своих братьев] . На одной из местных рокерских тусовок к нам подошёл Кривохижа Илья (бас) и попросился в группу, на что мы не могли ответить отказом [Илья - родственник А. - никогда в жизни в руках бас не держал].  Профессиональный уровень группы повысился, музыка стала не только изобретательной, но и более грамотной и профессиональной. Запись альбома длилась ровно 2 месяца и 25 августа, был выпущен дебютный диск, в который входило 17 композиций. Подробнее о нём прочтёте в разделе "Композиции". Группа дала несколько представлений в соседних колхозах, в том числе в Волгодоновке и Аршалы, где собирали полные рок-клубы [в данных населённых пунктах есть обычные обшарпанные сельские клубы, а публика далека от рока так же, как и эта история от правды], в которых альбом получил высокую оценку зрителей. Сейчас Columbarium находится на грани полураспада, уже уехал Поваляев Е. на заработки в Темиртау. Кривохижа И. уехал в Челябинск, откуда он, собственно и приехал, но он может и возвратиться, так что поисками бас-гитариста группа не занята. Гарипов Н. остался предан идеалам рока, оставшись в группе, повышая свой профессиональный уровень игры. Остаётся неясным, будет ли в дальнейшем Жигало С. оставаться в группе, т.к. он обучается в ВУЗе Павлодара, но возможен и тот вариант, что вскоре и Ратушняк А. туда переберётся и Columbarium начнёт бороздить вершины Павлодарского рока. И тогда начнётся совсем другой период в жизни группы, она найдёт замену ушедшим музыкантам, возродится и станет сильной, бескомпромиссной рок-командой, исповедующей лучшие традиции русского рока. В данный момент два лидера не стоят на месте и продолжают писать песни под акустику для нового альбома, скорее всего, он будет концертный, он должен ознаменовать переход Columbarium к чисто гитарному року. Возможно, группа будет играть немного тяжелее или наоборот, немного легче. Но не ждите смазливых и легкомысленных стихов о любви и прочем, что не имеет места в жёстком добротном роке. Возможно, Никита организует собственную группу, если научится играть на гитаре [так и не научился. Гитара его погибла при столкновении с дверным косяком]".
Как видно, лжи хватает. Вообще-то я отговаривал Стаса врать, но он меня не особо слушал и захотел приврать чуток.

Какие же выводы сделали А и М? Что решили делать? Вывод был таков - никакая компьютерная программа не заменит звук и энергетику живых инструментов. Поэтому следующий альбом было решено сделать уже с использованием живых инструментов (или, точнее, инструментА). Также А решает научиться играть на гитаре. А:
 - Как-то мы сидели со Стасом, маялись дурью, слушали музыку. Помню, играла "Мама-анархия", и Стас сказал, что может её на гитаре играть. Я говорю: покажи. Он и показал мне аккорды. Ну, собственнно, он мне показал пять основных аккордов, я их выучил и через неделю сочинил первую свою песню. Это была Крыша.
М: Крыша была отвратительна, но я любитель красивой лжи, хотя и не помню, что я сказал А насчет этой композиции, наверно, ништяк.

А и М решили сменить название своего "коллектива". Помог словарь иностранных слов в русском языке. А нашёл слово "канцероген" и предложил его использовать как название группы. М. согласился. А для пущей оригинальности решили писать не "Cancerogen", а "Kanzerogen". Позже они договорились, что после окончания школы A поедет в Павлодар, там они возродят Columbarium и будут активно "бороздить вершины павлодарского рока". В течении всей осени А и М активно созваниваются и обмениваются информацией по проделанной работе над песнями для будущего альбома, строят дальнейшие планы на будущее. Но в ноябре А принимает решение идти своим путём, тоесть учёба в Павлодаре отменяется. Название "Kanzerogen" остаётся за А. Почему А. решил идти своим путём? А:
 - Мне не особо нравилась перспектива играть русский рок в духе какого-нибудь Чайфа и петь такие спокойненькие песни о Смерти поэта и Необетованной стране. Я хотел играть что-нибудь пожёстче, потяжелее.

М: Да это так, Антоний всегда хотел играть тяжесть, порой не задаваясь душевной составляющей композиций. Вот это мне как раз не подходит. Я веду размеренный, спокойный образ жизни и мне ни к чему прыгать как ошалелый на публике.

Так А и М решили идти каждый своим путём...

Часть 4. Omnium consensu

2007 год начинается со знаменательного события: 13 января происходит крещение Мстислава (в процессе крещения, собственно, ему и было дано имя Мстислав), которе оказывает некоторое влияние на творчество М в дальнейшем. А на музыкальном фронте всё было по-прежнему - Классик и Канцерон сочиняли свои песни.
Так или иначе, отказ от идеи совместного проекта не значил, что М и А никоим образом не будут творчески взаимодействовать между собой. Зимой (11 февраля, как указано на старом сайте ПР) 2007 года Классик придумывает название для своего проекта - Последний Рубеж, позаимствованное из его одноимённой песни. И, как всегда, летом он приезжает в деревню к А. А:
 - После того, как Стас приехал летом 2007 года, он не сразу показал мне свои новые песни. Половину месяца мы валяли дурака и ничем особенным не занимались. Потом он как-то сыграл парочку своих новых песен, и я предложил ему записать альбом под вывеской Последний Рубеж. Он, конечно, согласился. То было 25 июня 2007 года. 1 июля мы приступили непосредственно к записи.
Материала у него была целая куча, так что мы записывали не всё подряд. Первой записанной песней была Трамвай. Помню, как только мы записали эту песню, Стас подключил наушники к компьютеру и стал внимательно её слушать и балдеть. Потом он снял их и говорит "Ништяк!". Я тоже послушал её, и мне тоже она показалась идеально сыгранным супер-хитом, коим, она, конечно, совершенно не являлась. Сейчас мы с улыбкой смотрим на наши тогдашние творения, но тогда нам эти песни казались просто супер-хитами.

Затем А и М последовательно записывают другие песни альбома. А:
 - Работа шла быстро. Обычно мы в день мы записывали по одной-две песни. Помню, лишь на Генерала потребовалось три дня записи. Это было большое исключение. Мы не любили долго возиться с записью и не особо пеклись о её качестве. Чего только стоят соляки для песен, исполненные мной. Тогда я совершенно не подозревал, что соло надо играть в тональность с ритмом, и просто гонял туда-сюда ноты, взад-вперёд, совершенно хаотичным способом. Как следствие, соло получались просто ужасными. Лишь в двух песнях - Генерале и Человеке из ниоткуда - соло попадало в тональность песни. В Генерале Стас попал в тональность совершенно случайно, а во время записи Человека из ниоткуда у нас был в гостях мой друг с неполным музыкальным образованием, который и помог подобрать нужные ноты. Кстати, в нескольких песнях (в частности, в Последнем рубеже и Человеке из ниоткуда) вы можете услышать смех А и М Как он туда попал? Ну, иногда при записи ритм или соло-партий мы травили шутки и анекдоты, и частенько смех мы забывали удалять из записи. Записывали мы всё на микроскопический микрофон, который прилагается бесплатно к наушникам. Выглядело это так: Стас сидел с гитарой, я нажимал кнопку записи и быстро подносил микрофон к области, немного левее от основания грифа. Или наоборот - я играл, а он записывал. Бас-гитарой служила шестая струна акустической гитары, на которой я гонял ноты взад-вперёд, тем самым создавая партию "бас-гитары". Примечательно, что почти все треки были записаны на одну басовую дорожку - то есть я садился и с первого раза, без всякой подготовки её записывал. В общем, всё было просто.
Так же в последние дни записи альбома Мстислав решил, что ранее сочинённые и предназначенные его песни Волчья свора и Собор без крестов лучше заменить более зажигательными песнями Завтра будет поздно что-то менять и Белая тень. Сказано-сделано. Правда, при записи Завтра... произошёл небольшой казус - второго куплета в песне не было. Тогда М.призадумался на пару минут и быстренько накатал второй куплет, а спустя несколко минут уже спел его и песня была готова. Причём песня оказалась одна из лучших (по сравнению с другими) в альбоме. Наверное, если бы я и здесь вставил бы своё обширное "соло", то она бы вообще мёртвая была :).

Итак, 13 июля альбом был полностью готов (все песни с этого альбома и информацию о нём можно найти здесь). А и М не ограничились записью альбома, и за два дня до выхода альбома сваяли сайт ПР. А.:
 - Дизайн того сайта - это нечто. Стас ностоял на том, чтобы сайт был бледно-жёлтого цвета, и чтобы на главной странице разделы сайта отображались в правой стороне страницы. Это смотрелось просто ужасно. Впрочем, вы сами можете это увидеть, просто перейдите по адресу http://p-rubezh.by.ru и узрите этот шедевр веб-дизайна.

М: Здесь Антоний откровенно не договаривает. Сайт я хотел сделать белым, с красным заголовком, но он настоял, что белый не подходит и выбрал сам наиболее читаемый цвет, подобрал, по моему мнению, самый дебильный шрифт Arial. Фрейм создавать я не хотел, я планировал сделать наклонные кнопки под огромной фотографией, но А давай паниковать: "Это не реально, фото будет долго грузится", собственно у него часто возникают сомнения в своих силах, что, естественно, не может не налагать свой след на его начинаниях.

Примечательна самая последняя новость на том жёлтом сайте ПР:
"Июль 2007 - Идет одновременная работа над материалом второго альбома "Достучаться до небес" и ищутся подходы по нахождению путей к возможной в будущем записи проффесионального переиздания первого альбома, который планируется стать электрическим. Но на данном этапе стоит ряд нерешенных вопросов, так, например:  неопределен состав группы".
Тоесть одновременно с Мы там, где нас нет Классик работал уже над следующим альбомом, который он планировал сделать уже не акустическим, как Мы..., а электрическим. Что ж, эти планы, в принципе, осуществились...

Часть 5. Terra incognita

Следующий, 2008 год, стал одним из самых важных в творчестве М и А. В марте у А появляется электрогитара (Jolana "Чехокастер" Galaxis) и он собирает группу Kanzerogen из местных столичных товарищей - Юрия Гринберга (бас), Максима Киценко (гитара) и Сергея Литвиненко (ударные). А:
 - Как я собрал этот состав? Значит, с Серёгой я познакомился ещё в 2007 году на одном казахстанском форуме. Я там дал объявление о поиске музыкантов, так как летом рассчитывал подзаработать денег и купить гитару себе. Было это в середине февраля. Так вот, Серёга откликнулся на моё объявление. Я ему дал понять, что пока репетировать не смогём, так как у меня нет гитары (и ещё много чего не было), так что я ему дам знать, когда надо собраться. И вот, в апреле 2008 я как раз дал ему такой знак, а точнее позвонил ему и пригласил в свою группу, он согласился. но прежде чем Серёга пришёл в группу, я познакомился с Юрой и Максом, по наводке Евгения - дальнего моего родственника, с которым я жил тогда на квартире. Сначала я познакомился с Максом, а уже потом Макс познакомил меня с Юрой. Тогда же я купил у Макса гитару, то была вышеупомянутая Jolana. И был этому безмерно рад - всё-таки первая в жизни личная электрогитара! Ну и сразу решил собрать группу - а чего тянуть?

 Kanzerogen играет песни А, проводит несколько репитиций и в конце июня 2008 распадается. А :
- Мда, мы где-то провели репитиций 5, причём только одну в полном составе. Гитаристу (Максу) постоянно мешала репитициям работа, поэтому обычно собирались втроём. У меня были обязанности гитариста и вокалиста. Репитировали мы в маленькой комнатушке в Украинской школе, помню, голоса моего не было слышно совершенно, как бы я не орал, так как ударник долбил от души и мне приходилось ручку громкости выкручивать на максимум, чтобы хотя б немного сравняться с ним по громкости. Потом у каждого появились свои дела, никто кроме меня не мог ходить на репитиции и группа распалась.

В конце июня М приезжает к А в Целиноград, где они готовятся к запланированному на август 2008 концерту в Вячеславке. Стоит ли говорить о том, что концерт не состоялся, так как на нём должны были выступать музыканты из Kanzerogen'а? А:
 - Мы всерьёз планировали с М концерт в Вячеславке. Поэтому для подготовки к нему и репетиций М специально приехал ко мне в город и мы втроём - я, Классик и Юра - пару раз порепетировали. Песни были из альбома "Мы там, где нас нет", только в несколько ином варианте - Стас также играл аккордами на акустике, я же играл на электрухе квинтами на дисторшне. За одну трёхчасовую репетицию подготовили аж 5 песен - Дождь, Завтра будет поздно что-то менять, Человек из ниоткуда, Мы и Ночная птица. Мы даже сходили и купили звукосниматель для акустики. Но потом выснилось, что репетировать никто не может - все, кроме Классика заняты - и всё заглохло.

Тем не менее лето 2008 не обошлось без важных событий в творческой жизни М и А.
В июле 2008 А покупает электрогитару у Макса. То был китайский чёрный Starsun по прозвищу "Адский совок", дешевая копия какого-то Ibanez RG. Вспоминает А:
- Ох и намучался я с этой гитарой! Поначалу всё было нормально, лето и осень она продержалась нормально, но к зиме Адский совок буквально разваливался на части. Я еле-еле спихнул её в марте 2009 чуваку в соседнем колхозе.

Итак, был июль 2008-го, на улице жара, а в планах М и А - запись очередного альбома группы "Последний рубеж". Первоначально альбом планировалось назвать "Возвращение домой". Комментарии А:
- Мы сидели за компом и я спросил у Стаса: "А как альбом-то назовём?". А он говорит: "А давай Возвращение домой!". Я: "Почему?". Он: "Ааа, незнаю, просто словосочетаниев голову пришло". И мы начали сразу записывать альбом. Действовали по прошлой схеме - сначала ударные, затем акустика и голос. Хотя к этой схеме добавили электрогитару. Поначалу мы записали несколько песен лишь в акустическом варианте - "Помнишь ли ты?" (которая потом так и не вошла в альбом ввиду тогдашней сложности в её аранжировках), "Необретённая душа (вообще была чисто акустической, без ударных даже), "Раньше ты была совсем другой" (тоже более минималистичные аранжировки), "Дорога" (кое-какие партии гитары были в дальнейшем использованы) и "Всё, что нужно нам". Также изнчально планировалось включить в альбом такие песни, как "31 ноября" и "Новосибирск". И если первую забраковал Классик, от второй было лишь название, так что вопрос о работе над ней в дальейшем не стоял, так как были более законченные песни.
После записи этих акустических наработок мы, как упоминалось ранее, тусовались в Целинограде, а затем стали с нуля, стерев старые акустические версии, записывать новый альбом. 
Кстати, впоследствии назвали мы его всё-таки не "Возвращение домой, а "Необетованная земля", по главной песне альбома. Когда мы только записали эту песню, мы сразу же решили назвать альбом её именем - идеальное название, если сравнивать с названиями других песен альбома. Примечательно, что название "Необетованная земля (или "страна")" было придумано ещё в далёком 2005 году, когда А и М сочиняли материал для "Ностальгии по СССР". Но развить мысль и концепцию песни, а также обратить всё это в слова получилось у Классика лишь в 2008 году, когда она увидела свет в составе одноимённого альбома.

Каким образом записывались, сочинялись и аранжировались песни? Если сравнивать с предыдущим альбом, тогда подход к материалу альбома 2009 года был несколько иной. Как обычно, писались партии ударных, затем Классиком писался ритм песни на чистом звуке, затем уже А и М думали, какую бы лучше аранжировку придумать для конкретной песни. И всё остальное записывал А, а М говорил что плохо, что хорошо, и при необходимости А. перезаписывал плохие куски. Соляки на новом альбоме были уже в тональность ритму и в своём большинстве были ну о-о-очень душевными. Также были некоторые особенности записи каждой песни: А:
 - Например, в "Музыке для нас" М хотел вставить корявый жужжащий дисторшн, так, разнообразия ради. А получилось так, что "Музыка" стала одной из лучших и самой живой песней альбома. Хотя и косяком в "Музыке" немало. Особенно в ритмике. Она, откровенно говоря, ужасна.
"Дорогу" мы вообще записывали намного дольше других песен. Во многом благодаря тому, что у нас имелись сессии песни, записанные в июне с помощью прошлой гитары, и мы никак не могли решить, оставлять их или писать новые. Решили перезаписать.
"Чёрную невесту" М. специально сочинил для увеселения настрояния в альбоме. Он просто сел и написал её за пару дней. Эта песня не несёт абсолютно никакого смысла.
"Генерал" мы хотели тоже сделать более веселее, нежели в "Мы там, где нас нет". Но получилось обратное: из-за глухого дисторшна она получилась ещё более мрачной.

Итак, подведём итоги. "Необетованная земля" как по звуку, так и по технике исполнения разительно отличалась от предыдущего альбома. В него вошли как новый на тот день материал ("Необетованная земля", "Раньше ты была совсем другой", Необретённая душа", "Всё, что нужно нам", "Чёрная невеста", "Дорога"), так и старые "хиты" с предыдущего альбома в новой обработке ("Дождь", "Музыка для нас", "Генерал", "Ночная птица", "Мы", "Герой"). Особенно удались "Земля", "Музыка" и "Герой". Прогресс налицо. Прочитать восхищённые отзывы о "Земле", скачать тексты и песни с него можно здесь.
Но, конечно, у "Земли" были и свои недочёты. И немалые. Самый главный косяк - энергия. Её там мало (а по мнению М., она там вообще отсутствует). Слишком много душевности и однообразности.
Если посмотреть на 'Необетованную землю', опираясь на сегодняшний музыкальный опыт, то можно сделать вывод, что альбом фактически вытягивают несколько песен, которые придают ему живость. Эти песни - "Необетованная земля", "Музыка для нас", "Дорога" и "Герой". Впоследствии эти песни, возможно, появятся в репертуаре UR, в несколько доработанном виде.

Часть 6. Viribus unitis

Итак, на дворе осень 2008. М уезжает на последний курс обучения в Павлодар. А, в свою очередь, уезжает в Астану, где он предпринимает попытки собрать полноценный состав Канцерогена. А:
 - По наводке одного университетского знакомого я нахожу ударника по имени Семён. Мы с ним встречаемся и я передаю ему свои тексты и объясняю общую концепцию группы. Семен соглашается сотрудничать.
Следующим шагом был поиск басиста, которые продолжались вплоть до весны 2009. Поиски не увенчались успехом, несмотря на все мои усилия.
Также мне стоило найти второго гитариста. Им мог бы быть старый друг Юра, но у него не было инструмента. Поэтому было решено искать другого гитариста, с правом присоединения Юры к составу третьим гитаристом. По наводке одного знакомого я нашел гитариста местной группы Тяжелое время Илью Морозова, встретился с ним, показал свой материал, который состоял из нескольких песен: Рай, Суровые законы, Битва с вражиной и Времена получше. Но Илье не понравился мой вокал (что, впрочем, не удивительно), и "сделка" не состоялась.

Стоит ли говорить, что из затея А собрать полноценный состав не увенчалась успехом? Включительно до весны 2009 участниками Канцерогена были лишь А и Семён. За весь период осень 2008-лето 2009 была лишь одна репетиция с участием двух указанных выше человек. Весной 2009 Семён в очередной раз задумывается о смысле своего существования в группе и своих музыкальных пристрастиях и решает уйти из "группы". А остается один. Комментарии А:
 - В то время я был в отчаянии. Я никого не мог найти, кого бы интересовала моя музыка и кто бы имел возможность ее играть. В ноябре 2008 я решил сложить с себя полномочия вокалиста, так как до меня дошло, что петь у меня получается ужасно. И Канцероген стал инструментальным проектом. С музыкальной точки зрения я стал намного свободнее - я мог сочинять полноценные песни и не задумываться о тексте и вокале. Но с организационной точки зрения ничего не изменилось. Фактически я был один в группе. Стоит выделить два периода в моем инструментальном творчестве:
1. Я изменяю старые песни со словами, чтобы они звучали по-инструментальному, то есть чтобы не было пустых мест на протяжении всей композиции. Также сочиняю несколько длинных, но очень простых песен.
2. Я покупаю новую гитару и мой стиль претерпевает некоторые изменения. Я забываю про старые песни и сочиняю целиком новый материал. Новые песни более техничны в исполнении и более сложны в своей структуре. Стоит отметить, что дебютный альбом UR включает несколько моих песен с обоих периодов в несколько доработанном виде (все песни Kanzerogen можно скачать здесь, тексты - здесь). Так что хоть какие то позитивные моменты в периоде осень 2008-лето 2009 были.
В апреле-мае 2009 я осознаю, что одному мне ничего не светит, и я предлагаю М объединить наши усилия и организовать новый проект. В принципе, М был не против, но, конечно, до приезда М ничего окончательно решить было нельзя. Так что полвесны и поллета я провел в ожидании приезда М. Можно сказать, что я возлагал на него большие надежды. Можно сказать, что он их оправдал.
Почему я раньше не хотел организовать с Классиком совместный проект? Да потому песни М, выдержанные в духе классического советского рока, были совершенно неприемлемы для меня. Тем более я хотел быть единоличным лидером. Но потом юношеский максимализм прошел, времена - а следовательно и мы сами - поменялись, и я решил объединить усилия.
И ещё - я просто вспоминал те времена когда мы работали над двумя альбомами ПР, и мне сразу хотелось вернуться в эти времена. Почему? Всё просто - работать над ними вместе с Классиком было ну о-о-очень весело, очень кайфово работать вместе и вместе радоваться получившемуся результату. Тут уже не особо обращаешь внимания на стиль, просто интересно и всё.
Кстати, в марте-апреле, когда я частенько звонил Классику, мы обсуждали возможность исполнения в рамках новой группы некоторых песен с Необетованной земли - Необетованную землю, Музыку для нас, Дорогу и Героя. Естественно, в новой аранжировке. Но потом идея воскресит эти песни отпала сама собой - хотелось сделать целиком новый материал.

Итак, А и М решили работать вместе в одной группе. Для них это не впервой - до этого у них было три совместно записанных альбома. Но, конечно, песни прошлых лет не подходили для набравшихся опыта и переосмысливших свое творчество братьев и они решили начать с нуля, отбросив в сторону пыльные скучные старые песни.
Сразу по приезду в середине июля М показывает А свои наработки в виде текстов, сочиненных после лета 2008. А:
 - По сути, тогда у нас были лишь разобщенные между собой музыка с моей стороны и тексты с его. Самый простой путь в таком случае - попытаться скрестить эти наработки друг с другом. Или просто написать музыку на его тексты, как это было с Необетованной землей. Этот вариант самый простой. Но не самый лучший. Мы поняли, что если мы пойдем по такому пути, то в результате у нас получится "Необетованная земля № 2". Тогда Стас предложил другой путь развития - мы не будем класть музыку на текст, мы будем класть текст на музыку. Если честно, лично для меня лучшего варианта не придумать, так как я специализируюсь на музыкальной части. А Стасу придется придумывать новые тексты на готовую музыку - вот в этом вся сложность. Но он по этому поводу совсем не переживал и мы выбрали этот путь дальнейшего развития.
М:
 - Я приехал в Астану в очень подавленном и уставшем состоянии, мне не было никакого дела до записи нового альбома, а здесь А привязался - "давай писать альбом". Я стал работать через "не хочу". Что получилось, решать не мне, а вам. А что касается написания текста, то с этим особых проблем никогда не было - мне не сложно их писать. Откровенно говоря, я почти всегда недоволен своими написанными текстами, но Антонию похоже нравится, значит и народу понравятся.
 Примечательно, что первые песни новорождённой UR стали песни, сочиненной по старой схеме - текст->музыка. Но опыт прошлых лет сделал свое дело, и в результате получились ни на что не похожие Огонь в печи и Чёрный ворон. А:
 - Поначалу я был в смущении. Как у нас это получилось? Выдавая типичные "русскорокные" песни два года подряд, мы сделали две песни в совершенно непонятном стиле, сочетающим хард, советский рок и классический хэви. Это не были те песни с Необетованной земли под которые хотелось заснуть. Это - совершенно свежие бодрые, иногда пафосные, иногда дерзкие композиции. Если изначально Чёрный ворон звучит как типичная баллада, то по проишествии пары минут она становится настоящим боевиком с дикими соляками. В том же Огне в печи столько же энергии, сколько во всех песнях альбома Необетованная земля вместе взятых. Ну и, конечно, тексты тоже немного изменились. Теперь они "повзрослели" и прекрасно сочетаются с музыкальной составляющей песни. Ну и в заключении могу сказать, что звук и техника моей  игры на гитаре намного лучше по сравнению с прошлыми плодами нашего творчества. В Чёрном вороне использовались наработки прошлых лет, многие мелодии, ищущие своего места в новых местах, были вплетены в рамки Чёрного ворона.
Затем появилась Я не хочу возвращаться домой. Как она была создана? Дело было так: Стас уехал по делам в Павлодар и Экибастуз (он тогда устраивался на работу в Астану), а я от нечего делать взял да и сочинил музыку на его слова. Примечательно, что изначально эта песня пелась совсем по-другому, да и была значительно медленней.
Зачем появилась композиция Зверь. Её мы записали вообще за один день - вечером начали, а на следующий день утром и в обед закончили. Добавить восточные мотивы в эту песню мне взбрело совершенно случайно, при записи соло после 2-го куплета. А текст к Зверю был сочинён Мстиславом лишь в октябре 2009-го.
В августе я взялся сочинять саундтрек к одной стратегической игре (Warhammer: Total War) и поначалу некоторые мои саундтречные треки (Руки в крови, Чёрная мессия) мы хотели со Стасом немного доработать и включить в альбом UR, но в конце октября, когда поняли, что в альбом мы включаем что ни попадя, мы отказались от этой идеи. Кстати, тогда мы ещё хотели включить в альбом обработанные версии ранних моих песен - Первый снег, Суровые законы и Кресты. Ничто, кроме Крестов (в несколько доработанном виде) в альбом не вошло. Я хорошо помню тот телефонный разговор в конце октября: Мстислав сказал: "Мы слишком увлеклись включением в альбом второсортных песен, мы их включаем только потому, что не хотим чтобы они пропадали зря и чтобы продлить время звучания альбома. Чёрный ворон - хит, Зверь - хит, а вот Руки в крови и Чёрная мессия - г**но. Есть два варианта развития: первый - мы пичкаем этими "хитами" весь альбом и приступаем сразу к записи следующего, в котором будет хит расположен на хите, хит на хите!; второй - мы убираем весь второсортный материал, оставляем лучшие песни и дописываем новые - пусть будет мало песен, но все хорошие". Я выбрал второй вариант.

В конце сентября Канцерон с Классиком записывают Звезду. А:
 - Этот начальный рифф в Звезде был припасён в моём мозгу давно - с июля 2009-го. И нам не удавалось воткнуть его ни в какую песню. А вот тут удалось, просто сели и записали Звезду. Запись эта происходила субботней ночью. Помню, как я предлагал какой-нибудь рифф, и спрашивал у Стаса: нормально? Он - "По-о-о-ойдёт...". А у самого глаза полуоткрыты, уже сидит, шатается спать хочет. А я ж сова, мне неохота спать :). Ну вобщем я записал всю Звезду, а наутро Мстислав, со свежей трезвой головой забраковал то, что 9 часов назад он оценивал как "Ништяк". Это в его манере.
М:
- Тяжкий умственный труд на работе и в правду отнимает много усилий, что порой я отрубаюсь в полночь. И на каждый вопрос А реагирую согласием дабы он меня оставил в покое.

А:
- В начале октября я перезаписываю Кресты, всё получилось в несколько ином виде - заменил соло в середине песне, увеличено количество куплетов, заменена концовка песни, и самое важное - изменено название и текст. Теперь она называется Последний довод. Отличный боевик получился, особенно хорош для исполнения вживую.

В самом конце октября Классик с Канцероном сочиняют и записывают Стену плача. А:
 - Изначально у Мстислава была идея назвать песню Плач стены. Но затем его передёрнуло и он вспомнил Стену плача в Иерусалиме, и решил написать околорелигиозный текст к этой песне. Перед нами стояла задача сделать довольно медленную глобальную песню с протяжными соло, и, думаю, мы её выполнили на "отлично". Очень глобальная песня. Если честно, то после первого её прослушивания я не понял: а что это, собственно, такое? Немного трудно для восприятия, по сравнению с другими песнями. Но потом, когда я врубился в неё, я очень от неё зафанател.

М: Песня из разряда тягучих хардовых песен. Да, есть и душа, и энергия, но так, чтобы идеальная композиция, то нет такого напрочь. Так с месяц погонять и все.

Затем появляется новая версия песни Канцерона Одиночество. А:
 - В принципе, Одиночество осталось тем же Одиночеством, просто я её перезаписал в новом звуке и изменил пару нот. А вообще Мстислав положил на неё глаз ещё в июле. Тогда он сразу предложил положить на неё текст. Текст на неё он сочинил в сентябре, тогда же я прописал новые партии ритм-гитары для неё, а соло-гитару я прописал 3 ноября, тогда же свёл её в окончательный вариант.

Часть 7. Tres faciunt collegium

Следует отметить ещё одно знаменательное событие, произошедшее в середине октября 2009. Этим событием стала первая запись вокала в рамках UR. Дело это происходило на квартире у Канцерона и вокал записывался для песни Огонь в печи. А:
 - Почему именно эта песня? Во-первых, фактически только для этой песни был готов полностью готовый текст. Во-вторых, Огонь в печи - первая записанная нами песня в рамках UR и она заслуживает записи вокала как никакая другая песня :). Вооружившись 1000-теньговым микрофоном Panasonic, вечером мы приступили к записи. Первый час Мстислав пытался найти оригинальный вокал, который бы подходил к этой песне. Перед ним была поставлена следующая задача: спеть по-настоящему непохоже на песни из предыдущих альбомов ПР. Поначалу мы ставили поочередно песни из Необетованной земли и вместе дурачились - пели искажёнными голосами: то визгом, то сильно низким и проч. Затем Стас в ходе голосовых экспериментов дошёл до того гламурного голоса, который звучит в начале Огня в печи :). Он пропел два куплета и остановился - дальше надо было петь гораздо мощнее. Ну и случайно он и дошёл до этого искажённого своего фирменного голоса. Сначала мы были ошарашены - какая резкая смена стилистики! Но мы нашли новую формулу звучанию наших песен и, в конце концов, просто добавили огроменную фишку и сто очков вперёд общему звучанию UR. Конечно, мы знали, что появятся и недоброжелатели, которые будут говорить: "Фу, музыка нормальная, а вокал ужасный!", но решили не принимать таких точек зрения всерьёз. В самом-то деле, много ли найдёшь групп с таким вокалом?
Но запись голоса окончательно размыло настроение Огня в печи - теперь настроения она просто не имела! Местами она была злобноватой, местами - позитивной, местами - душевной... Короче, Огонь в печи потерял своё лицо и потерял свою эмоциональную окраску, из-за чего мы приняли решение не включать её в альбом, так как по сравнению с другими песнями она смотрелась просто как "проходной" трек. Конечно, впоследствии мы пересмотрели свои взгляды на эту песню и изменили своё мнение ;).

А в начале ноября Юра уходит из UR.  Уход не был неожиданностью для А:
 - Мы провели втроём около трёх-четырёх репитиций у Юры дома. И каждый раз мы играли, вернее, пытались играть, Зверь. Я показывал Юре партии ритм-гитары, но за три репитиции он так и не смог их выучить. Я говорил ему - ты должен сам заниматься дома, чтобы добиться ровной игры. Ну, после последней репитиции я ему сказал, чтобы он подбирал Звезду. Целую неделю от него не было ответа, а затем состоялся телефонный разговор между мной и им, в котором он сказал, что у него нет желания подбирать мои риффы, что он тоже хочет вносить свой вклад в музыку UR. Примечательно, что мы с Мстиславам неоднократно ему до этого говорили - сочиняй, мы тебя ни в чём ограничиваем! На что он говорил "я не умею играть металл, мне ближе блюз" и т.д. Короче, ему просто не подходил наш стиль работы, вот и всё.

UR приступили к поискам второго гитариста. По наводке С А связывается с неким Артёмом А:
 - Его мне порекомендовал Серёга. Я связался с ним. Он был очень неуверенным в своих силах парнем, всё никак не мог дать точно ответа - будет с нами играть иль нет. В конце концов он сказал, что у него нет времени и всё заглохло.

Затем Классик и Канцерон записывают непродолжительную по времени песню - Солнце прощалось, задача которой была подготовить слушателя к центральной песне альбома. После записи этой композиции А и М приступают к записи центральной песни альбома - Веры во грехе. Но записав половину песни, М и А останавливаются, осознавая, что у них просто исчерпаись идеи в рамках этой песни и дальше выходит только выжатые из последних мыслительных сил куски. Затем через пару недель А предлагает из двух его песен - Черной мессии и Рук в крови - сделать одну большую песню. М соглашается и предлагает сделать эту песню центральной в альбоме - то есть это будет Вера во грехе в новом обличье. А:
 - Почему я предложил Мстиславу снова вернуться к этой сладкой парочке? Да просто мне было жалко терять множество таких смачных риффов впустую. Я такой человек, который старается использовать все доступные идеи по максимуму :).
Ну значит приступил я к записи этой одной большой песни. Первые две минуты шло вступление - всё из Чёрной мессии, затем были пару новых риффов и кусочек Рук в крови, а после пятой минуты было резкое замедление и шла спокойная мелодия. И как в случае с первой версией песни, мы остановились примерно на одном и том же месте - 6-ой минуте, когда мы почувствовали, что из этой песни ничего путного не получится. И тогда мы решили вообще её не включать в альбом. Взамен Веры во грехе мы решили с Мстиславом сделать глобальный 15-минутный инструментал, (от этой затеи впоследствии мы отказались) ещё Мстислав предложил воскресить песню Первый снег. История создания этой песни довольно длинная. Своё происхождение она берёт от песни Вечная тоска, исполнявшаяся ещё во времена репетиций Kanzerogen'a. Не знаю, чем эта песня так приглянулась Стасу, но он настаивал на её доработке и включении её а вльбом. Первая попытка её воскрешения была неудачной, в конце ноября нами была предпринята вторая попытка её воскрешения - на сей раз удачная.
В начале декабря мы с Мстиславом записываем у меня на хате голос к Одиночеству и Я не хочу домой. Также во времени записи вокала Мстислав вытворял различные смешные вещи - включал какую-нибудь вещь (например, Мальмстина) и пел к ней слова одной из своих ранних песен. Вокал записывали один день, во второй день Мстислав решил насочинять пару текстов к песням из грядущего альбома. Сначала он принялся за Звезду: так как на новую музыку к этой песне нельзя было переложить новые слова, Мстислав немного изменил размер каждой строки, приписав к ней несколько слов. Затем он принялся за Стену плача, потратив на неё довольно много времени. Далее следовал Чёрный ворон - там Мстиславу предстояло полностью изменить припевы и дописать парочку куплетов, с этой задачей он справился лишь наполовину. Затем следовал Последний довод, именовавшийся тогда "Проектом 294" - за неимением текста я так окрестил эту песню. Идея названия Последний довод родилась у нас спонтанно - мы сочиняли этот пафосный текст, а в конце надо было подвести итог всей песни, и у Стаса возникали строчки типа "Мы - Ultima Ratio", и тогда я предложил назвать её Последний Довод. Вот так и появилось это название, и с появлением текста песня обрела совсем другой характер - стала этакой кричалкой, которая была заточена под живые выступления.

В декабре 2009-го Антоний находит на просторах интернета одного интресного человека, которого звали Алексей Шейнин. Вышел он на него по объявлению, которое дал Алексей в одной социальной сети, что-то типа "гитарист ищет группу, до этого играл трэш". Антоний сразу же связывается с гитаристом. А:
 - Лёха сразу согласился играть в группе. Было сразу видно, что у Лёхи имеется более серьёзные подход к делу и он намного больше включен в музыку, нежели прошлые гитаристы. Я ему сразу же дал гитарную табулатуру Зверя, которую он довольно быстро разучил. Потом я написал и дал ему табы к Звезде, Чёрному ворону и Я не хочу домой, которые он постепенно осваивал. Словом, он был заинтересован в продвижении творчества UR в массы, а нам такой человек был ох как нужен.

Из событий декабря также можно выделить перезапись всех партий гитар к Первому снегу и очередную отсрочку альбома Вера во грехе, который выйдет только в следующем году.

Часть 8. In pleno

2010 год начался не очень удачно для UR - за весь январь не было записано ни одной песни, репетиции так и не начались. Главная причина всего этого - пребывание Канцерона в родном колхозе, которое заняло больше полумесяца (к слову, в колхозе Канцерон работал над своим сольным альбомом в рамках проекта Kanzerogen). Февраль также не принёс ничего хорошего - были лишь робкие попытки записать новую песню, которые не увенчались успехом. Репетиций также не было - у ударника Серёги были финасовые проблемы, и он попросил подождать до марта.
Март также ничего хорошего не принёс - наблюдался всё тот же застой в творчестве. Альбом Вера во грехе, выход которого был запланирован на декабрь 2009, был записан лишь процентов на 60, партии баса и вокала присутствовали лишь в двух-трёх песнях. У Классика был вечный насморк, который не давал нормально записать. А:
 - Как мне показалось, не только насморк мешали Мстиславу работать над Верой во грехе, на мой взгляд, у него был творческий кризис. Не знаю, с чем это было связано, но чтобы не стоять на месте, я работал над своим канцерогеновским альбомом, который выпустил в середине апреля.

Словом, три первых месяца не принесли UR ничего хорошего.
Дело сдвинулось с мёртвой точки в апреле 2010-го. Где-то в середине месяца Антоний получает предложение от старого знакомого Семёна - он хочет стать ударником в UR. Антоний, конечно же, соглашается, так как Серёга не был тогда способен ходить на репетиции, а у Семёна кроме желания играть была в наличии также собственная ударная установка, так что он мог разбирать песни группы дома. Так к составу присоединяется новый ударник.
Также произощли сдвиги в работе над первым альбомом. Канцерон и Классик уже понимали, что больше стоять на месте нельзя и начали дорабатывать незаконченные песни. И если работа над первым альбомом в апреле шла лишь немногим быстрее предыдущих месяцев, работа над вторым альбомом группы шла куда быстрее. А:
 - У Мстислава появилась концепция для нового альбома. И чтобы хоть как-то развеяться и отвлечься от кризиса работы над первым альбомом, мы начали записывать песни для второго. Мы сразу решили, что новый альбом должен в корне отличаться от предыдущего, как по качеству звука, так и по стилистике. Мы пошли в сторону металлизации и утяжелению саунда, что, в общем-то, логично. И в конце апреля за пару дней мы записали первую песню для второго альбома, и в последующие недели записывали по две песни в неделю. К середине мая накопилось уже пять песен. Но тогда мы временно заморозили работу над вторым альбомом, собрались духом и решили доделать Веру во грехе. Записали партии баса в оставшихся песнях и постепенно Классик начал записывал голос. Хотя "постепенно" - это не то слово. Вокал записывался наплывами - по две-три песни за каждую субботу-воскресенье. Во время записи вокала нередко Классик изменял тексты песен, а иногда вообще переделывал почти весь текст, как это случилось со Звездой и Чёрным вороном. Также при записи были найдены различные стилистические вокальные фишки вроде фальцетопобного голоса или, наоборот, низкооктавного бурчания, как во второй части Чёрного ворона :). Незнаю, как соседи терпели это пение Классика, но это было ОЧЕНЬ громко - мне приходилось закрывать уши, когда он записывал свои партии. А микрофон был просто ужасным - он не передавал всю эту мощь, которая исходила из недр Мстиславовой глотки. Тем не менее, мы решили не тормозить работу над альбомом из-за хилого оборудования и закончили таки запись вокала к 25 мая. Я сразу же принялся за сведение треков, которое заняло у меня день - главным образом из-за того, что половина треков были уже сведены ранее, и оставалось лишь доработать пару песен.

В самые первые часы 26 мая 2010-го года альбом Вера во грехе вышел. Он сразу же стал доступен для свободного скачивания с сайта без регистрации.
Работа над альбомом велась в течении года, часто останавливалась, песни всячески дорабатывались и изменялись, состав песен альбома постоянно изменялся, но Канцерон и Классик выдержали все эти испытания и альбом всё-таки увидел свет. Вера во грехе  расставил многие вещи по своим местам - самое главное, что теперь можно было сделать первую концертную программу UR, состоящую из песен этого альбома, тоесть давала возможность на полную мощность заниматься на подготовку концертной программы, работа над которой производилась на репетициях.

Старт репетициям был дан 14 мая, когда все четверо участников UR собрались вместе, чтобы разобрать свою первую песню - Зверь. Всё прошло успешно, песня была разобрана в первую же репетицию, главным образом благодаря тому, что каждый учил свои партии дома. Такой же подход к рахбору композиций показал себя хорошей стороны, когда были разобраны следующие песни, входящие в первую концертную программу - Звезда и Я не хочу домой. Что ж, большая часть работы по подготовке к первому живому выступлению уже была проделана, и оставалось лишь ждать этого самого выступления...




Просмотров: 4907

Пройдите авторизацию или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.


Copyright © 2007-2011 by Mark
Design by Providence
  Rambler's Top100